Поиск по сайту

Следите за новостями Василисы Савицкой в соц сетях:

сонСон, очень замечательная штука, придуманная кем-то, за что этому кому-то большое спасибо. Без сна куда? Никуда. Как приятно, когда дрема опускается на глаза, утяжеляя их поволокой, когда тело, принимая горизонтальное положение, расслабляет каждую мышцу и мозг постепенно отключается от дневной суеты... Блаженство...
Днем, как правило, нет на это времени, но вот ночью я отрываюсь по полной. Не скажу, что сплю как убитая, все слышу, но просыпаться не просыпаюсь. Некоторые от первого шороха выпадают из лап Морфея и обратно залезть туда уже не могут. Я же легко. Могу раз двадцать туда-сюда бегать. Даже могу завтрак детям разогреть, перед этим Морфею дав задание не уходить, чтоб обратно к нему вернуться.
С будильником у меня вообще сложные отношения. Завожу я, как правило, сразу три с промежутком в семь минут. Да, именно семь, чтоб, когда по очереди через каждые пять минут будут звонить, не наслаивались друг на друга. Звонят будильники в итоге минут тридцать жуткой трелью. Эта утренняя процедура взрывает мозг моему мужу, который понять не может, как же так можно вставать, так как сам встает по первому зову. Я же так не могу. Мне нужны, нет, просто необходимы эти сорок минут медленного пробуждения, под резкие взрывы сумасшедшей мелодии, которая взрывает мозг. Но я держусь. Устойчиво лежу в кровати и делаю вид, что сплю. А вот если ко мне без будильника резко обратиться я, честно сказать, теряюсь. Вида, конечно, не подаю. Делаю очень умное лицо, завожу светскую беседу на тему, которая вовсе не соответствует заданному вопросу оппонентом, но я бравирую, изворачиваюсь, можно сказать лихачу, играю! Актриса, правда, с утра во мне мертва, но я не унываю. По телефону это вообще кошмар. Когда сквозь сон звонит телефон, я каждый раз говорю себе не брать трубку, но рука сама тянется, рефлекс, мозг то спит... И тут начинается самое интересное. Во-первых, голос. Очень важно придать ему нежности, а не гнусавой не распевшейся хрипотцы. 
- Ой, ты еще спишь? - как правило, звучит в трубке после первых звуков моего баса. 
- Да нет, конечно же, какой сон в семь утра! Я уже пару часов как не сплю, - начинаю я петь максимальным сопрано, маскируя хриплый бас прокуренного старика. Главное говорить быстро и уверенно. Но вот тут как раз "во-вторых" и срабатывает. А во-вторых, очень важно понять, кто это вообще звонит, что хочет, и где я сейчас нахожусь. Огромная работа сонного мозга уходит на корректировку голоса, поэтому обдумать, что происходит и кто на проводе, сил не остается. Именно поэтому и случаются катастрофы. Я-то в таком состоянии на все согласна, дайте только поспать еще. Не сомневаясь, я назначаю встречи, даю какие-то обещания... Не проблема! Мне вообще не сложно встретится, или выполнить то, что наобещала, но я же ничего потом не помню, когда мой мозг в адекват приходит... 
Да, я теряю пространственное время и не всегда понимаю, где я нахожусь. Но всегда, на автомате делаю умное лицо, как будто я вообще давно не сплю, фокусирую глаза на переносице, потому, что они разъезжаются в разные стороны и начинаю делать бравый вид... У меня в таком состоянии регулярные казусы случаются... 
Так однажды, в далеком детстве, когда я еще была беззаботная девочка и у меня была масса времени, я имела возможность прилечь днем, зачастую, чтоб откосить от домашнего задания и как бы поспать. Так было и в тот раз, с разницей в том, что спать действительно хотелось. Веки действительно были тяжелые, по натуре я сова и подъем в семь часов утра для меня удар ниже пояса. На скорую руку сделав уроки, я измождённая упала на диван и улетела в прекрасный сон. Что снилось, я уже не помню, да и смысл не в этом... 
Смысл в том, что когда я открыла глаза, паника почему-то резко распласталась по телу! 
- Проспала! - с этим криком я вскочила с кровати и ринулась к рюкзаку, судорожно впихивая в него книги. Дома был папа. Он прибежал на крик из комнаты и замер, в дверях наблюдая за моей суетой. То, что папа, который всегда на работу уезжал в пять утра был дома, меня не смутило. Спросонок меня вообще ничего не смущало. Папа, цепляя интонации моей паники, тут же стал подталкивать меня к выходу, помогая нацепить рюкзак со словами: "Поторопись! Опоздаешь в школу"... А я торопилась! Вы думаете, не торопилась? Ошибаетесь. Торопилась как могла, перескакивая через ступеньки и камни пробираясь стремглав к школе. Я так была увлечена конечным результатом не опоздать, что дети, одногодки и одноклассники, играющие на улице в войнушки и прятки, вообще меня не настораживали. Очень опаздывать не любила... 
Когда я с середины дороги вернулась домой, папа откровенно ржал. Но ему повезло, так как до школы я таки не добежала, на полпути меня одернул за портфель одноклассник с вопросом:
- А ты куда? 
- Ну как куда! - переведя дух, выпалила я. - В школу... 
- Ты че больная?! На дворе четыре часа дня, какая школа? 
С папой я не разговаривала неделю. А он все прыскал со смеху, видя мой портфель...
Но это ничего по сравнению со следующей ситуацией, которая со мной состоялась... 
Была ночь, глубокая. Я отлично спала до того момента как не припекло...
Извините, конечно, за подробности, но сами знаете, как это бывает ночью... В темноте к комнате с унитазом я пробралась практически без проблем, если не считать, что один раз наступила на кошку, второй стукнулась о стенку лицом. Думала уже дверь, но не угадала. Свет включать не хотелось, чтоб не проснуться окончательно. 
Зашла в уборную. Темно. Внутри я вся сплю. А уборная, знаете, такая из хрущевки, 50 на 50 сантиметров. Малюсенькая, когда коленками в дверь упираешься. Это сейчас у меня целый кабинет на десять квадратов, а раньше... Но я не об этом. Так вот сплю я и все вроде хорошо, сквозь сон думаю, хорошо, что не разбуркалась, сейчас аккуратненько, чтоб на кота опять не наступить в кроватку лягу и туту до утра сны смотреть... И вы спросите, почему бы и нет? А я скажу. Когда в комнату я эту крошечную, темную заходила дверь была, а вот когда выйти собралась ее не стало. Мозг спит, руки по стенам шарят, а выхода нет. Скажу честно, не сразу сжалось внутри все от ужаса... Пусть и сонным, но мозгом я-то понимала, что коль вошла, то и выйти должна. Ан нет! Поглотил меня клозет, темнотой окутал. В какой-то момент очень захотелось крикнуть: «Замуровали»! Но опять же мозгом, пусть и сонным я-то понимала, что в итоге дебилом буду выглядеть я. 
Оборотов пять по этому квадрату я таки сделала, перебирая судорожно руками по стенам. Мне казалось, что я четко помню в какую сторону заходила, там думаю и дверь должна быть. Но у меня ко всему еще топографический идиотизм развит. Я по светлому в родном городе теряюсь, а тут темнота... Становлюсь спиной (ну как будто зашла только) пробую - бачок, значит, напротив дверь должна быть поворачиваюсь, нет, стена. Я по всем направлениям компаса становилась, чтоб дверь обнаружить, но нет. Паника к этому времени все-таки ко мне подтянулась, и стала ржать надо мной во все горло, а я лицо умное делаю, ну как всегда спросонок, как бы я не при делах, вообще тут прогуливаюсь, как бы, между прочим, и так не заметно по оси прокручиваюсь, дверь ищу... Я вообще-то уравновешенный человек спокойный, но тут мне стало не до равновесия. Свет включить не как, он за дверью, а дверь эту чертову я найти не могу... 
После пятнадцати минут борьбы с туалетом я сдалась и заорала – «Мама»!!! 
На крик сразу же принеслись домочадцы, конечно же, не только мама, все. Сонные перепуганные, папа с веслом в руках. 
Я, уже смирившись с тем, что остаток дней мне придется провести в этом помещении, опустилась на пол и обняла унитаз. 
Буквально через пять минут моих невнятных объяснений (ну а как нормальным людям объяснить, что ты идиот в туалет зайти зашел, а выйти не смог), вот я обиняками и пыталась. В общем, через пять минут реготали надо мной все! Причем долго смеялись, месяца три. 
Но я точно знала, что на эти ужасные пятнадцать минут в моей жизни в туалете исчезла одна, четвертая стена. Я точно знаю, что их было три, потому как я все их проверила. 
С того момента по нужде ночью я вообще решила больше не ходить. 
В туалет я, конечно, не ходила, но еще не однократно тупила спросонья ... То с кровати встать не могла, все в стенку долбилась, думая, что там выход... То петь во сне начинала, да так громко, что сама в холодном поту от ужаса просыпалась с вопросом: «Кто здесь»! 
Я точно поняла, у меня наверно во время сна связь с миром и координация отключаются полностью... Вот так и живу в постоянном напряжении...
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить